Анастасия Кузьмина

Полный текст просьбы

Иллюстрация к статье - Анастасия Кузьмина
Диагноз:

Дефект межпредсердной перегородки

Все свои девятнадцать лет Настя жила с больным сердцем и даже не догадывалась об этом. Как это – внезапно узнать, что тебе нужна операция на сердце? Что в любой момент сердце начнет «сдавать», что отверстие в нем может увеличиться и тогда даже операцию будет делать поздно?

 
Собрано 340 000 из 340 000 руб.
Сбор завершен. Спасибо за вашу поддержку!

– Как врожденный порок сердца? Вы перепроверьте, пожалуйста, – Настя стояла в кабинете кардиолога в полной растерянности.

– Девушка, это УЗИ, нечего перепроверять. У вас дефект межпредсердной перегородки, расширение правых отделов.

– Не может быть, я же должна была чувствовать, что что-то не так? У меня никогда сердце даже не болело, понимаете?

Настя вышла из кабинета и села на скамейку. «Девушка, вам плохо? –  люди в очереди заволновались, –  побледнела вся!». «Нет-нет, все нормально» –  поспешила ответить Настя. Или не нормально? Про порок сердца она слышала что-то или читала. Во всяком случае, Настя всегда знала, что это смертельно опасная болезнь. И вдруг порок у нее. Абсолютно здоровой, спортивной, активной – всегда готова участвовать во всех школьных конкурсах, во всех соревнованиях, и петь, и танцевать… Мама шутила: «Настен, тебе вечно больше всех надо». Разве люди с больным сердцем такие?

Через несколько дней Настя не выдержала, все же решила первое заключение перепроверить – пошла в другую клинику на УЗИ сердца.  Диагноз подтвердился. Они стали собираться с мамой в Москву на консультацию.

Настя живет с родителями в селе Золотарево в Орловской области, мама и папа работают в местной школе, Настя закончила школу и поехала учиться в Орел, в железнодорожный техникум. Вот там, на очередном медосмотре внимательный врач услышал в сердце Насти какие-то шумы, направил на УЗИ. А дальше – диагноз как гром среди ясного неба.

В Москве Настин диагноз снова подтвердился. Врач спрашивала, не чувствовала ли Настя повышенную утомляемость, не задыхалась ли при физических нагрузках, не болело ли сердце. Настя на все вопросы отвечала отрицательно:

– Ничего, доктор, абсолютно ничего, так бывает?

– Значит, бывает, вам повезло, что порок все же выявили и можно провести операцию, иначе еще немного и… кто знает.

Настя посмотрела на врача и побоялась переспросить, как могло бы быть «иначе».

Порок сердца у Насти можно вылечить – нужно закрыть отверстие в сердце хирургическим путем. Сегодня такая операция делается практически безболезненно для пациента – с помощью заплатки-окклюдера, которая доставляется в сердце через бедренную или шейную артерию. Только операция очень дорогая. Настины родители живут на зарплату сельских учителей, Настя учится – им троим никак не потянуть такое дорогостоящее лечение.

Все свои девятнадцать лет Настя жила с больным сердцем и даже не догадывалась об этом. Как это – внезапно узнать, что тебе нужна операция на сердце? Что в любой момент сердце начнет «сдавать», что отверстие в нем может увеличиться и тогда даже операцию будет делать поздно? Не знаю. Наверное, очень страшно.

Но мы можем сопереживать Насте. Мы можем проявить сочувствие. Мы можем спасти Настино сердце, пока есть время. Мы можем.